Владислав Иностранцев: «Безработица в Рф имеет резко выраженный региональный нрав» — otpodruzhki.ru

Владислав Иностранцев: «Безработица в Рф имеет резко выраженный региональный нрав» — otpodruzhki.ru

«Непременно, безработица — один из суровых соц и экономических недугов, который отражает большие личные задачи миллионов людей. В то же время если она не носит приобретенного нрава (как это долгие годы было в Европе), безработица и ее динамика отражают упругость экономики и ее способность адаптироваться к меняющимся условиям, — пишет экономист на собственной страничке в Facebook.

«В Рф безработица характеризуется, на мой взор, несколькими чертами.

Во-1-х, существует (и постоянно существовал) значимый разрыв меж объявляемыми правительством показателями безработицы (крайние данные молвят о 4,7 млн безработных, что соответствует 6,3% трудоспособ­ного населения) и числом получателей пособий по безработице (2,6 млн). Схожей ситуации нет ни в какой западной стране, где само причисление гражданина к числу безработных вытекает из наполнения им заявки на пособие.

Во-2-х, рост безработицы в Рф в крайние месяцы (а по статистике лишь в июле он составил 400 тыс. человек) не коррелирует с иными показателями рынка труда. Малое число работающих (70,03 млн человек) было зафиксировано в Рф в мае, а к июлю оно подросло практически на 200 тыс. человек — наряду, повторю, с ростом безработицы. Такового в большинстве продвинутых стран тоже никогда не бывало.

В-3-х, в Рф остается невообразимо огромным количество людей, которые находятся вроде бы за пределами формального рынка труда. В 2013 году говорилось о 38 млн таковых людей, на данный момент нижний коридор оценок сни­зился до 20 млн, но это тоже очень много (для Америки такое положение означало бы нетрудоустроенность 56 млн человек, что просто немыслимо), и ситуация пока не изменяется.

Все это значит, на мой взор, что безработица в Рф в ее сегодняшних официальных цифрах отражает до этого всего повышение числа людей, которые лишились прежних способностей заработка — как предпринимательс­кого, так и от работы в неформальном секторе. Это подтверждается как тем, что доходы от предпринимательства в Рф сократились до малых с 1990-х годов значений, так и тем, что в Москве, где существует масса способностей заработать, рост безработицы оказался наименьшим даже невзирая на завышенные в период пандемии пособия.

Я бы отметил, что безработица в Рф, как и почти все задачи нашей страны, имеет резко выраженный региональный нрав. Сейчас следует ждать, что ее последствия окажутся намного наиболее важными не в основных экономических центрах, а в провинции, где удар по среднему и малому бизнесу оказался намного наиболее суровым, чем в столицах.

Конкретно это сей­час обязано оказаться в фокусе внимания властей: если гласить о ситуации с безработицей в целом по Рф, она совсем не смотрится трагической и все есть основания считать, что сегодняшние максимумы такими и останутся — но для региональных управляющих вопросцы занятости должны быть предметом первоочередного внимания».

Добавить комментарий