Глеб Кузнецов: «Неопасных вакцин не бывает» — otpodruzhki.ru

Глеб Кузнецов: «Неопасных вакцин не бывает» — otpodruzhki.ru

«Коллективный евтушенко целую недельку наезжал на институт Гамалеи так жестко и необоснованно, что даже меня — скептика — разобрало. Выступлю-ка я в защиту срачного гения военврачей, легендируемого мягкостью академика Гинцбурга», — пишет политолог в Facebook в связи с обсуждениями вокруг новостей о русской вакцине от коронавируса.

«1. Все мировые вакцины в 20-21ом гг. будут зарегистрированы с нарушениями обычных процедур. Большая часть компаний, чьи препараты находятся даже не в третьей, а во 2-ой стадии КИ готовят производственные мощности под ускоренное создание. Для «обычной ситуации» это бред, а вдруг продукт не получится. Но мы не в обычной ситуации. Потому все препараты, которые могут быть зарегистрированы на теоретическом уровне — будут зарегистрированы. Даже если большим шрифтом в спецификации будет рекомендовано при любом внедрении иметь под рукою шприц с адреналином, а списки противопоказаний будут размером с том Английской энциклопедии.

В неприятном случае — если б обычные процедуры свято соблюдались — препараты в наилучшем случае могли быть готовы к концу 20х годов. Меж поступлением «заказа» на вакцину/препараты от Эболы и их регистрацией прошло как минимум 6 лет. Считается обычным, если продукт выходит на рынок через 10 лет опосля собственного изобретения. Получить первыми регистрационные документы Гамалее посодействовали индивидуальности регулирования в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина). В этом смысле возмущение фанатов биотех стартапов понятно. Вышло вроде бы нечестно по отношению к остальным участникам гонки. Но дело в том, что не считая «символического значения» эта «победа» не имеет. Регистрация в остальных юрисдикциях проходит по их правилам, рынок продукция Гамалеи не отберет ни у кого, пока продукт не будет отвечать правилам нероссийских юрисдикций.

2. В мире по самым умеренных оценкам готовятся к выходу полторы сотки вакцинных проектов. Большая часть из их (и ровно все, кто находится хоть в которой то стадии КИ) — не имеют никакого дела к «инновациям» напрямую, а построены на понятных и относительно испытанных технологических платформах. Проекты ведут а) биржевые компании б) личные небиржевые компании в) муниципальные университеты (в том числе связанные с государственной обороной). Более активны в общественной плоскости биржевые компании. Менее активны — муниципальные университеты. Небиржевые компании проявляют спорадическую активность, связанную с необходимостью получить доступ к деньгам. «Даже китайцы что-то публикуют!» — воют. Но дело в том, что 4-5 китайских бренда, которые «что-то публикуют» и совершенно на слуху — торгуются на биржах. Естественно, что биржевая Кансино действует в логике биржи, а в которой логике действуют закрытые университеты НОАК и на каком количестве боец они экспериментируют мы и не узнаем никогда.

Ассоциировать публичную активность института Гамалеи и коллективной Модерны — несуразно. Но если уж ассоциировать, то нужно ассоциировать все. Сотрудники Гамалеи не увидены в инсайдерской торговле, они не посиживают в судах по поводу краденых патентов и совершенно смотрятся наиболее приличными людьми и ответственными учеными, чем менеджмент Модерны либо Иновио. Почему вакцина Гамалеи подверглась таковой злости понятно. Да, благодаря собственному «некоммерческому» статусу она получила существенное преимущество при разработке и регистрации, чем препараты торгующихся на бирже участников вакцинной гонки. А символическая «предрегистрация» к тому же прямо залезла сиим участникам в кармашек — можно поглядеть, что вышло с курсами акций вакцинных стартапов в последнюю недельку (спойлер — они скопом упали). Звание «вакцинного чемпиона» отдало бы нехилую премию к стоимости акций, а здесь какая-то мутная русская контора желает у суровых людей это звание забрать. Грустно.

3. Неопасных фармацевтических средств не бывает. Вакцины вмешиваются в один из самых тонких устройств людского организма. В механизм иммунитета. При этом вмешиваются грубо, как удар молотка. Смертность при вакцинации первыми вакцинами была выше, чем от коронавируса сейчас, к слову. Но оспа — будучи (в отличие от коронавируса) истинной особо небезопасной заразой — убивала значительно больше чем 3% заболевших. Вакцинация — это соотношение неминуемых рисков и тривиальных «прибылей». При всем этом «неопасных» вакцин не бывает, как не бывает и фармацевтических средств без побочек. Вакцинация млрд против новейшей инфекции (Термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека) даст 10-ки миллионов побочных эффектов разной степени тяжести и прямо либо опосредованно приведет к десяткам тыщ смертей. С чем будут соединены эти погибели? С генетикой (так же как тяжелое течение хоть какого воспаления соединено с генетикой), с сопутствующими заболеваниями, с общей недоизученностью действий иммунного ответа и воспаления, с отсутствием доступа к медпомощи, с нарушениями технологии при производстве таковых циклопических размеров товаров.

Неопасных вакцин первого поколения от новейшей инфекции (Термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека) быть не может. Население земли обречено на то, что реальным «клиническим исследованием» станет массовая вакцинация. Можно утешить себя тем, что третье-четвертое поколение вакцин станет наиболее неопасным, а возможность умереть — как обычно — в бедных соц группах государств третьего мира окажется выше, чем у богатых белоснежных, живущих в огромных городках продвинутых стран.

4. У гамалеевской вакцины было очередное преимущество, оборачивающееся неувязкой — это сотрудничество с военными при ее изготовлении. Ни для кого не является секретом, что вакцина делалась на базе вакцины от Эболы, прошедшей к слову огромное количество КИ в Африке (половина товарищей, которые к ней отношение имели, получили ордена африканских государств за награды перед оными). Так вышло, что Эбола — болезнь, которая Рф не грозит. Она увлекательна лишь пиарщикам нашей мягенькой силы (в погонах) и спецам войск РХБЗ. Вдруг наступать придется куда-нибудь через усвою реки Конго, к примеру. Либо супостат добавит в вирус Эболы что то, что дозволит ему сбросить кандалы и ограничения природных очагов. Итак вот, добиваться от продукции появившейся в сотрудничестве с ВПКшным биотехом публикаций в рецензируемых журнальчиках — это весьма удивительно. Хотя бы поэтому, что неважно какая таковая публикация автоматом вышлет создателей на пятнашку по статье «измена Родине».

Очевидно, для продвижения вакцины в мире придется высвободить от различного рода грифов секретности почти все патенты, документы и результаты исследовательских работ. И это произойдет, потому что запал поучаствовать в спасении населения земли судя по всему есть.

5. Итак. Есть ли гарантия, что Гамалея сделала что то феноменальное, спасительное и стопроцентно неопасное? Нет, очевидно. Но у их есть продукт, построенный на платформе, прошедшей за годы работы над вакциной против Эболы все нужные исследования на предмет сохранности. Это факт. Буду ли я вакцинироваться сам? Непременно да. Поэтому что я не могу для себя дозволить 5 лет выбросить из жизни, ждя, когда покажется третье поколение вакцин, которое понизит проявления побочек раза в два по сопоставлению с первым. Это риск. И мое право. Все таки обвинения, которые звучат в адресок вакцины ничем не обусловлены. Отчасти поэтому, что Гамалею винят в том, что делают полностью все (начинают процесс пуска производства до регистрации продукта, обходят процедурные условия «обычного времени»), а отчасти поэтому, что Гамалее вменяют нарушение норм, которые институт совершенно не должен делать.

P.S. А любителям порассуждать про этику в отношении с сотрудниками, я бы предложил побывать на форумах служащих биотехкомпаний и почитать, что из себя представляет Модерна как работодатель. Это сразу весьма забавно и весьма показательно. Таковой незамутненный пример капиталистической сверхэксплуатации и поражающего воображение начальственного скотства. У нас такое для себя представить нереально в силу патриархальности отношений в научных коллективах».

Добавить комментарий